О защите жилищных прав несовершеннолетних

Право на жилище является неотъемлемым правом че­ловека и связано с удовлетворением жизненной потребности – наличие крова над головой. Человек как любое биологиче­ское существо нуждается в защите от природных явлений, внешних врагов, в создании условий для рождения потом­ства, а как социальному существу – человеку необходимо жи­лище для создания и развития семьи, для общения с други­ми людьми, для комфортных и достойных условий жизни и для полноценной созидательной деятельности.

Защита жилищных прав несовершеннолетних от злоупотреблений со стороны родителей-собственников жилых помещений

Жилище является не просто вещью или товаром, а вы­ступает наиважнейшим социальным благом. Эта особен­ность обуславливает необходимость поиска баланса (компро­мисса) между законными интересами собственника жилья и интересами лиц, пользующихся его жилищем как социаль­ной ценностью. Думается, что правовая регламентация отно­шений по поводу жилища как материального блага должна преимущественно находиться в гражданском законодатель­стве, а регулирование отношений по поводу жилища как со­циального блага – в жилищном. Право пользования жилым помещением несовершеннолетнего ребенка в качестве члена семьи собственника-родителя возникает в силу юридическо­го факта кровного родства или усыновления, а также факта проживания в нём. Причем государственная регистрация по месту жительства только одно из доказательств, удосто­веряющих проживание в помещении. Гражданское законо­дательство не связывает определение места жительства с ре­гистрационным действием, а основывается на фактическом проживании не по срочному договорному обязательству и восприятии гражданином, что это место для него постоян­ного или преимущественного проживания. В отношении несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, местом жительства является место жительства их законных представителей. При этом место жительства несо­вершеннолетнего определяется по фактическому месту про­живания по месту жительства любого из родителей. Решаю­щим фактором при определении места жительства ребенка будет факт проживания, а не регистрационное действие в нём. Волеизъявление родителя-собственника на вселение и возникновение права пользования жилым помещением не требуется. В связи с тем, что все права на вещь производны от права собственности представляет интерес характеристика юридической природы права пользования жилым помеще­нием членом семьи собственника. Гражданское и жилищное законодательство относят рассматриваемое право к катего­рии вещных прав (наименование глава 18 ГК РФ и раздела II ЖК РФ). Однако является ли оно таковым.

В юридической литературе вещным правом принято считать обеспечивающее возможность непосредственного воздействия управомоченного лица на вещь. Обязатель­ственным – право, предоставляющее возможность требовать совершения определенного действия от другого лица или других лиц. В вещных отношениях реализуются вещные права, заключающиеся в возможности владения и самое главное пользования вещью, предусмотренным законом спо­собом. Указанные критерии не позволяют отличить право проживания члена семьи собственника от договорных от­ношений, например, ссуды или найма. В качестве критерия разграничения предлагается использовать отнесение возни­кающего субъективного права к категории абсолютных или относительных прав. Абсолютные права осуществляются в абсолютных правоотношениях, когда управомоченному лицу противостоит неопределенный круг обязанных лиц, а обязанности у всех пассивного типа – воздержаться от вме­шательства в осуществление права управомоченным лицом. В том случае, если вещное право относится к ограниченно­му, то и собственник должен воздержаться от вмешательства в осуществление этого абсолютного права. В отношении членов семьи собственника провозглашено, что они имеют равное право пользования жилым помещением с собствен­ником (ч. 2 ст. 31 ЖК РФ). Члены семьи собственника жилого помещения могут требовать устранения нарушения их прав от любого лица, включая собственника (п. 3 ст. 292 ГК РФ). Однако в законе установлено равенство и не вмешательство только в отношении права пользования. У собственника име­ются иные правомочия – владение и распоряжение вещью. Поэтому помимо отнесения права к числу абсолютных не­обходимо определить наличие свойства следования. Граж­данско-правовые сделки по поводу вещи не должны влиять на другие вещные права, которые установлены в отношении этой вещи. Так, смена собственника не влияет на существо­вание ограниченных вещных прав. Вторым проявлением свойства следования является то, что субъект вещного пра­ва не утрачивает его при выбытии вещи из обладания, если на то не было его воли. В литературе справедливо отмечено, что право следования есть необходимое качество (свойство) абсолютного права. Ведь в абсолютном правоотношении, элементом которого в ненарушенном состоянии является данное вещное право, нет некоего особого, отличного от всех прочих обязанных лиц, а есть масса тождественно обязанных третьих лиц, и какие бы изменения ни происходили в их со­ставе, это никоем образом не затрагивает абсолютного права управомоченного лица. Соблюдается ли это правило в отно­шении права проживания члена семьи собственника?

В силу статьи 292 ГК РФ переход права собственности на жилое помещение влечет прекращение права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственни­ка, если иное не установлено законом. При этом, по обще­му правилу, не требуется согласие органа опеки и попечи­тельства на отчуждение жилого помещения собственником такого помещения, если проживающие с ним несовершен­нолетние не являются сособственниками либо не находят­ся под опекой и попечительством. Таким образом, можно констатировать, что право проживания ребенка в жилом помещении родителя-собственника носит производный, за­висимый от волеизъявления собственника характер. Можно констатировать тот факт, что правило о свойстве следования к праву проживания члена семьи собственника не применя­ется. Указанные правила могут быть использованы недобро­совестным родителем в целях прекращения права пользова­ния жилым помещением его детьми. Так, отец-собственник жилого помещения, находящийся в месте лишения свободы, продал свою квартиру, не думая о том, где и как в дальней­шем будет проживать его несовершеннолетний ребенок. Подобная ситуация стала предметом рассмотрения Консти­туционного Суда Российской Федерации. В Постановлении от 08.06.2010 № 13-П суд признал норму соответствующей Конституции Российской Федерации, однако указал, что суд должен защитить право ребёнка на пользование жилым по­мещением, если родитель сознательно не проявляет заботу о его благосостоянии и фактически оставляет без родитель­ского попечения. Подобное поведение можно определить как злоупотребление правом. Отчуждая своё жилое поме­щение, собственник не заботится о предоставлении иного жилья ребенку, а порой и совершает сделку только с целью прекращения права проживания ребенка. Выселить своего ребенка самостоятельно собственнику не позволяют правила ЖК РФ (ч. 4 ст. 31). Однако, используя правила о прекраще­нии права пользования при переходе права собственности на жилое помещение, собственник посредством иска приоб­ретателя (чаще всего своего родственника) выселяет ребёнка или, получив причитающееся по договору, предоставляет возможность приобретателю выселять его бывших членов семьи. Налицо злоупотребление правом со стороны родите- ля-собственника. Правовые гарантии реальности права поль­зования жилым помещением ребенком не может находиться в полной зависимости от действий управомоченного лица. Право должно гарантировать защиту законных интересов ребенка, которые могут быть затронуты при осуществле­нии права управомоченным лицом. Отношение к категории «злоупотребление правом» неоднозначно. По мнению одних ученых «злоупотребление правом» невозможн. Другие ав­торы рассматривают как правонарушение. Каким образом суд может защитить нарушенные права и законные инте­ресы ребенка? В случае выявления факта злоупотребления правом, как то: действия в обход закона с противоправной целью, заведомо недобросовестное осуществление граждан­ских прав (ст. 10 ГК РФ) суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежавшего ему права полностью или частично. По­добная мера защиты применена судом, когда по иску при­обретателя жилого помещения были выселены все члены се­мьи прежнего собственника, а в выселении ребёнка прежнего собственника было отказано (определение Верховного Суда Российской Федерации от 16.04.2013 № 4-КГ 13-2). Также су­дами используется такой правовосстановительный механизм как признание заключенной сделки недействительной по причине её совершения с целью заведомо противной осно­вам правопорядка и нравственности (определение Верховно­го Суда Российской Федерации от 15.10.2013 №5-КГ13-88). В литературе обращалось внимание на угрозу неосновательно­го расширения судейского усмотрения, противопоставления правовых установлений общим принципам права и нормам морали и нравственности. При этом следует обратить вни­мание на следующие недостатки используемых способов за­щиты.

Во-первых, злоупотребление правом допускает роди­тель-собственник, а отказ в защите права применяется в от­ношении приобретателя. Можно установить косвенное зло­употребление правом и со стороны приобретателя, так как при совершении сделки он должен был убедиться в отсут­ствии фактического проживания иных лиц, детей прежнего собственника. Тем не менее, злоупотребление правом со сто­роны родителя-собственника остается без должной оценки.

Во-вторых, сохранение в жилом помещении только пра­ва проживания ребёнка входит в противоречие с правилом об определении места жительства несовершеннолетнего ме­стом жительства законного представителя.

Решение проблемы защиты права пользования ребёнка в жилом помещении от злоупотреблений со стороны роди­теля-собственника представляется в восстановлении пол­ной характеристики данного права как вещного. В проекте №47538-6/5 Федерального закона «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», одобренном Государственной Думой РФ во втором чтении предлагается установить пользование жилым помещением членами семьи собственника на праве личного пользовладе­ния на условиях и в порядке, предусмотренном жилищным законодательством. Считаем, что целесообразно установить самостоятельность права личного пользовладения и возмож­ность его прекращения только в случаях предусмотренных законом. В частности, в случае обращения взыскания на жи­лое помещение по ипотечному обязательству.

ЯРОВОЙ Александр Валерьевич
кандидат юридических наук, доцент, декан Факультета профессиональной переподготовки и повышения квалификации Иркутского юридического института (филиала) Университета прокуратуры Российской Федерации