Освобождение от уголовной ответственности и освобождение от наказания

В действующем уголовном кодексе РФ институту осво­бождения от уголовной ответственности посвящена глава 11, которая закрепляет виды освобождения от уголовной от­ветственности и основания их применения. На современном этапе данный уголовно-правовой институт характеризуется как развивающийся, поскольку дополняется нормами, пред­усматривающими новые условия для возможности освобож­дения виновного лица от уголовной ответственности. Так, с момента вступления в силу нового Уголовного кодекса РФ 1996 года, глава 11 неоднократно подвергалась изменениям. Существенные из них произошли в 2003 году, когда Феде­ральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ «О внесении изме­нений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Феде­рации» в статьи 75, 76 УК РФ к преступлениям небольшой тяжести были добавлены преступления средней тяжести, что значительно расширило круг преступлений, при совер­шении которых возможно освободить лицо от уголовной от­ветственности. Этим же законом была признана утратившей силу ст. 77 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственно­сти, в связи с изменением обстановки», перешедшая в главу 12 УК РФ «Освобождение от наказания». В 2016 году институт дополнился ст. 76.1 УК РФ «Освобождение от уголовной от­ветственности, в связи с возмещением ущерба» и ст. 76.2 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности, в связи с назначением судебного штрафа».

Некоторые проблемные вопросы отдельных видов освобождения от уголовной ответственности на примере статьи 124.1 УК РФ

Криминализация общественно опасных деяний как ре­зультат ведет к появлению новых норм в УК РФ, значительная часть которых, как показал анализ изменений УК РФ послед­них трех лет, относится к категориям небольшой и средней тяжести (выводы сделаны при анализе изменений УК РФ в 2018 — 2020 гг.), что позволяет применять к ним нормы ин­ститута освобождения от уголовной ответственности. Так, принятый в 2019 году Государственной думой РФ Федераль­ный закон от 26.07.2019 года № 206-ФЗ «О внесении измене­ний в Уголовный кодекс Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса в части защиты жизни и здоровья пациентов и медицинских работников», ввел в УК РФ новую статью 124.1 «Воспрепятствование оказанию меди­цинской помощи». Данная норма предусматривает уголов­ную ответственность за воспрепятствование в какой бы то ни было форме законной деятельности медицинского работни­ка по оказанию медицинской помощи, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью паци­ента (ч. 1), либо смерть (ч. 2). Основной состав статьи 124.1 УК РФ относится к категории небольшой тяжести, квалифици­рованный состав включает воспрепятствование оказанию ме­дицинской помощи, повлекшее по неосторожности смерть пациента и относится к преступлениям средней тяжести, что означает возможность освобождения от уголовной ответ­ственности в связи с деятельным раскаянием (ст.75 УК РФ), примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ), с назначением судебного штрафа (ст.76.2 УК РФ).

Необходимо отметить, что институт освобождения от уголовной ответственности и по сей день вызывает широкий научный интерес, что подтверждается большим количеством работ, написанных на эту тему за последние несколько лет. Предметом таких работ, как правило, становились имуще­ственные преступления, представляется, что это связано с распространенностью таких преступлений. Так, за 2019 год по данным судебной статистики, за преступления против собственности были осуждены 228 953 человека, в то время как по главе 16 УК РФ было осуждено 71 178 человек. Однако стоить заметить, что доля прекращенных дел по «нереабили­тирующим» основаниям по главе 16 УК РФ в процентном со­отношении значительно больше, чем в преступлениях про­тив собственности (56 % по главе 16 и 37 % по главе 21 УК РФ, к числу осужденных по соответствующей главе).

Поскольку ст. 124.1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за наступление тяжкого вреда здоровью че­ловека или смерти, возникает вопрос, можно ли применять нормы гл.11 УК РФ к лицу, совершившему данное преступле­ние? В связи с вопросами, возникающими у судов при при­менении норм главы 11 УК РФ, Верховный суд РФ попытался дать разъяснения, аккумулировав их в Постановлении Пле­нума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» (да­лее Постановление № 19). Однако в постановлении отсутству­ют четкие разъяснения по поводу преступлений, в которых причиняется тяжкий вред здоровью человека или смерть, что вызвало споры не только в юридической литературе, но и в правоприменительной практике. Так, одни авторы счи­тают, что «причинение вреда по неосторожности (имеются в виду ст.ст.109, 118, 216 УК РФ) не свидетельствует о явно отри­цательном отношении субъекта к охраняемым отношениям и о его намерении причинить вред обществу в дальнейшем. Поэтому освобождение от уголовной ответственности за со­вершение указанных преступлений на основании ст. 76 УК представляется обоснованным». С данной точкой зрения соглашается В. Н. Винокуров, считая, что «при совершении неосторожных преступлений, выражающихся в нарушении правил, повлекших причинение вреда человеку, освобож­дение от уголовной ответственности на основании ст. 75 УК допустимо». Другие авторы, наоборот, считают, что «загла­дить физический вред сложно, а в случае причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ относится к категории не­большой тяжести) это вообще исключено». К такому выводу приходит и Кузьмина О.Н., предлагая не допускать освобож­дения от уголовной ответственности по ст.ст.75,76 УК РФ и по примечаниям к статьям Особенной части УК РФ, если в результате совершения деяния наступила смерть человека.

Однако в своих разъяснениях Верховный суд РФ указал, что применять статью 76 УК РФ возможно и к лицам, со­вершившим преступление, последствием которого явилась смерть пострадавшего. При этом необходимо иметь в виду ч.         8 ст. 42 УПК РФ о переходе прав потерпевшего к одному из близких родственников погибшего. Данное положение суд отнес только применительно к ст. 76 УК РФ, касающейся примирения с потерпевшим. Поскольку в ст.ст.75,76.2 УК РФ одним из условий также является возмещение ущерба и за­глаживание вреда, причиненного этим преступлением, воз­никает вопрос, возможен ли в данном случае переход прав потерпевшего близким родственникам погибшего или поло­жения ч. 8 ст. 42 УПК РФ не распространяются на указанные виды освобождения от уголовной ответственности? Пред­ставляется, что такое правило применимо и в других видах освобождения от уголовной ответственности, а указание суда на возможность перехода прав потерпевшего к его близким родственникам именно в ст. 76 УК РФ продиктовано специ­фикой данного вида освобождения от уголовной ответствен­ности, поскольку именно в этом случае требуется согласие потерпевшего.

Специфика ст. 124.1 УК РФ заключается в том, что вос­препятствование оказанию медицинской помощи осущест­вляется опосредовано, через воздействие на законную меди­цинскую деятельность, в том числе может быть сопряжено с применением насилия в отношении медицинского работни­ка. В случае если такое насилие сопряжено с причинением вреда здоровью медицинского работника, по смыслу статьи 124.1 УК РФ, необходима квалификация по совокупности преступлений. Как следует поступать, если потерпевшим оказался и медицинский работник? Возможно ли в данном случае применять нормы главы 11 УК РФ? В разъяснениях Верховного суда РФ указано, что применять нормы главы 11 УК РФ возможно и при совершении нескольких преступле­ний, ни за одно из которых оно не было осуждено.

Верховный суд РФ призывает учитывать все обстоятельства дела, особенности и число объектов преступного посягатель­ства, их приоритет, личность виновного, действия, свидетель­ствующие о снижении степени общественной опасности ви­новного. Такое разъяснение позволяет сделать вывод о том, что даже при наличии всех выполненных условий суд может отказать в освобождении виновного лица от уголовной ответ­ственности, поскольку принципиальным условием для всех видов освобождения от уголовной ответственности является снижение или утрата общественной опасности виновного лица. Представляется, что в случае если воспрепятствование оказанию медицинской помощи было сопряжено с причи­нением вреда здоровью медицинского работника, приме­нять нормы главы 11 УК РФ не допустимо, поскольку вино­вное лицо, таким образом, посягает на два объекта, каждый из которых относится к приоритетным ценностям, а именно жизни и здоровью человека.

Таким образом, подводя итог, необходимо отметить, что применять нормы об освобождении от уголовной от­ветственности в неосторожных преступлениях, а именно в ст. 124.1 УК РФ, допустимо, даже в случае, если вследствие такого преступления наступила смерть человека, поскольку совершение такого преступления не свидетельствует о нега­тивном отношении к охраняемому объекту. То есть в случае совершения преступления, предусмотренного ст. 124.1 УК РФ, освобождение от уголовной ответственности возможно, конечно же, с учетом посткриминального поведения вино­вного лица. Однако если такое преступление было сопряже­но с применением насилия в отношении медицинского ра­ботника, результатом которого стало причинение вреда его здоровью, применять нормы главы 11 УК РФ не допустимо, поскольку такое поведение обладает высокой степенью об­щественной опасности и посягает сразу на два приоритетных объекта уголовно-правовой охраны.

ЭРДНИЕВА Байсан Баировна
адъюнкт кафедры уголовной политики Академии управления МВД России