Мелкое хищение

Вопросы правовой охраны собственности являются пред­метом правового регулирования различных отраслей права: конституционного, гражданского, административного и уго­ловного. В двух последних случаях следствием посягательства на чужое имущество является административная или уголов­ная ответственность соответственно. Но при этом вопросы раз­граничения различных по форме посягательств вызывают не только проблемы у правоприменителей, но и у лиц, которые не обладают специальными юридическими знаниями, которым достаточно сложно ориентироваться в массиве и коллизиях рос­сийского права, не понимая при этом, почему в одном случае лицо отвечает по нормам уголовного закона, а в другом речь идти только об административной ответственности, позволяя в последнем случае, себе повторение противоправных действий по завладению и последующему распоряжению чужим имуще­ством. Очевидно, что данная проблема в российском уголовном праве и практике его применения может быть рассмотрена на примере такого деяния как мелкое хищение, наказуемое в адми­нистративном порядке, и смежных с ним вариантов уголовно­наказуемых хищений.

Мелкое хищение: вопросы права и криминологии (на примере Уральского Федерального округа)

Состав административного правонарушения «Мелкое хи­щение», описанный в ст. 7.27 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее КоАП РФ) определяет основание ответственности только за определенные формы хищения, тогда как, например, ст.ст. 158-161УК РФ охра­няют от хищения собственность, в том числе с учетом различ­ных обстоятельств совершения хищения. В действительности, для собственника или иного владельца имущества, которому совершенным деянием причиняется материальный ущерб, без­условно, должно быть не важно на что был направлен умысел виновного и что фактически стало его «добычей», но важным яв­ляется возмещение причиненного ущерба и наказание данного лица.

В таком случае можно было бы говорить о развитии норм об ответственности за хищение при сохранении, по существу, основных признаков состава правонарушения, но анализ норм отечественного административного и уголовного законодатель­ства позволяет отметить ряд важных моментов.

Во-первых, дифференциация ответственности определена стоимостью похищенного в градации до 1000 рублей, от 1000 до 2500 рублей и свыше 2500 рублей.

Во-вторых, административная и уголовная ответственность за совершение мелкого хищения возможна только для лиц, до­стигших возраста 16-ти лет.

В-третьих, рассматриваемая норма КоАП РФ применима только при совершении кражи, мошенничества, присвоения и растраты и при отсутствии квалифицирующих признаков, ука­занных в соответствующих составов УК РФ.

В-четвертых, исключена административная ответствен­ность по ст. 7.27 КоАП РФ в случае совершения, например, гра­бежа, а также, как следствием, отсутствие основания уголовной ответственности по ст. 158.1 Уголовного кодекса Российской Фе­дерации (далее УК РФ).

В-пятых, особенностями определения момента окончания хищений для административных правонарушений и уголовно­наказуемых деяний. В первом случае лицо, совершившее мелкое хищение, может даже не успеть распорядиться похищенным, но данное обстоятельство не исключает, согласно нормам КоАП РФ и материалам практики, его ответственность, тогда как согласно примечанию к ст. 158 УК РФ при хищении должен быть при­чине ущерб собственнику или иному владельцу данного имуще­ства. На данный юридически значимый признак также указано в п. 6 Постановления Пленума Верховного суда РФ: «Кража … считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоря­жаться по своему усмотрению (например, обратить похищен­ное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распоря­диться им с корыстной целью иным образом)». Эта проблема поднимается в научной литературе, но не находит до сих пор своего разрешения в нормах отечественного административного законодательства и решениях судов о привлечении лица к ад­министративной ответственности за совершение мелкого хище­ния даже если субъект «однако распорядиться похищенным по своему усмотрению не успел, так как был задержан охранником магазина за линией касс, похищенный товар был у него изъят». Тогда как в приговоре суда по уголовным делам иная оценка по­добных обстоятельств – по ч. 3 ст. 30. ст. 158.1 УК РФ: Так, напри­мер, «12 сентября 2019 года в период с 20:00 до 20:55 часов в поме­щении магазина «Пятерочка», расположенного по ул. Ильича, 39, А. В. Архипова, осознавая, что является лицом, подвергну­тым административному наказанию за мелкое хищение чужого имущества, действуя умышленно, воспользовавшись тем, что за ее действиями никто не наблюдает, пыталась похитить иму­щество, принадлежащее ООО «Агроторг», а именно: 1 банку говядины тушеной «Семейный бюджет ГОСТ» стоимостью 159 рублей 90 копеек, 1 бутылку коньяка «Киновский» стоимостью 259 рублей 99 копеек, 1 бутылку водки «Nemiroff Клюква» стои­мостью 285 рублей 99 копеек, всего на общую сумму 705 рублей 88 копеек. При этом поместила эту продукцию в имевшуюся при себе сумку, прошла линию касс и атникражных ворот, не оплатив товар. Однако преступные действия А. В. Архиповой не были доведены до конца по независящим от нее обстоятель­ствам, поскольку она была задержана сотрудниками магазина, а похищенное имущество было обнаружено и изъято».

Согласно ресурсу судебных и нормативных актов РФ ре­шения о привлечении лиц к административной и уголовной ответственности за совершение рассматриваемых деяний исчис­ляется сотнями дел. Проведенный анализ судебной практики по применению данных норм на примере Уральского федерально­го округа позволил выявить ряд криминологических особенно­стей совершения мелких хищений.

Так, важно отметить криминологический рецидив совер­шаемых хищений, преимущественно тайных по форме, т. е. краж. Можно также отметить продолжительный период вре­мени совершения лицами хищений. Так, например, О. С. Соломенникова совершала хищения, в том числе мелкие в период с 2016 по 2020 гг., даже в период испытательного срока при ус­ловном осуждении. Интервал времени между совершаемыми мелкими хищениями является незначительным и составляет в среднем не более полугода, но есть и примеры, когда деяния со­вершались неоднократно в течение месяца. Таким примером яв­ляется уголовное дело Е. В. Фадеева, который каждый раз совер­шал мелкие хищения на сумму, не превышающую 1000 рублей.

Предметом мелкого хищения чаще всего являются продук­ты питания (молочные, колбасные и хлебобулочные изделия, консервы и т. д.), предметы гигиены (зубные пасты, шампуни и т. д.) и спиртные напитки, употребление которых, в свою оче­редь, уже может детерминировать лицо на совершение более тяжкого преступления. Так, например, Басыров «специализи­ровался» именно на крепких алкогольных напитках.

Ущерб причиняется в большинстве случаев крупным сете­вым супермаркетам самообслуживания, что позволяет говорить о таком способе организации продажи товаров как о кримино­генном факторе, несмотря на установленные в торговых залах видеокамеры. Поэтому такие мелкие хищения получили в кри­минологии название магазинные.

Криминологической особенностью по времени суток мел­кие хищения не имеют, они совершаются как в утреннее, днев­ное, так и вечернее время независимо от дней недели, но их пик приходится на выходные и предпраздничные дни, что можно объяснить снижением эффективности контроля со стороны со­трудников магазина в связи с большим количеством покупате­лей.

Говоря о личности правонарушителей, нужно отметить, что мелкие хищения совершаются как лицами женского, так и мужского пола различных возрастов, не состоящими на учете у нарколога и психиатра. За редким исключением совершаются такие преступления в состоянии алкогольного опьянения, а вы­бор товаров (предметов хищения) является осознанным. «При совершении покупок» не забывают они и о своих детях, находя­щихся на иждивении, что суд всегда учитывает как обстоятель­ство, смягчающееся наказание, а также то, что похитители, как правило, всегда раскаиваются в содеянном, несмотря на неодно­кратность совершения аналогичных действий.

Следует также отметить, что распространенными судебны­ми решениями являются и те, в которых суд юридически «ли­шен возможности» привлечь за совершение мелкого хищения к ответственности лицо в связи с тем, что на момент рассмотрения дела об административном правонарушении судом срок дав­ности привлечения административной ответственности истек либо в порядке применения ст. 4.6 КоАП РФ, конституцион­ность которой была оспорена в 2020 году. Справедливо отмеча­ет А. Н. Ильяшенко, обращаясь к «проблеме широкого внедре­ния административной преюдиции в УК РФ», говоря о том, что «данный институт требует серьезного научного обоснования и согласования с теорией уголовного права, в том числе и такими его основами, как доктрина о понятии преступления, степени его общественной опасности».

Очевидно, что явная безнаказанность и легкость «зара­ботка», в свою очередь, определяют большую общественную опасность вновь совершаемых деяний, детерминируют уже преступность против собственности, позволяют повысить про­фессионализм лиц, совершающих хищения. Подводя итог рас­смотрению данной темы, представляется важным отметить не­обходимость изменения как со стороны законодатели, так и со стороны правоприменителя отношения к проблеме мелких хи­щений. Их незначительная «цена» для собственника или иного владельца имущества не означает низкую «цену» данного соци­ального явления для безопасности общества в целом, эффектив­ности правовой охраны собственности в Российской Федерации.

КАДЫРОВА Надежда Николаевна
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии Института права Челябинского государственного университета