Какая ответственность за ДТП с пострадавшими?

Дорожно-транспортные происшествия, совершенные гражданами в состоянии опьянения (алкогольного, наркоти­ческого или под воздействием психотропных веществ), явля­ются бичом современной дорожно-транспортной системы России и представляют собой достаточно проблемный уча­сток как для законодателя, так и для стражей правопорядка. Учитывая тяжесть противоправных действий граждан, кото­рые пренебрегли действующими нормами и требованиями закона, запрещающего управление транспортным средством в состоянии опьянения, законодательство предполагает соот­ветственный объем ответственности. Это и административ­ная, гражданско-правовая и соответственно уголовно-право­вая ответственность.

Вместе с тем, все более ужесточаются требования норма­тивно-правовой базы, требующей исключение случаев управ­ления транспортным средством в состоянии опьянения. Уси­лия сознательных граждан и законотворческие инициативы находят свое отражение в принимаемых ограничениях и установлению более жестких наказаний за их нарушение.

Основными нормативными положениями, являющи­мися правилами рассмотрения ситуаций с наступлением ДТП по вине водителя, находящегося в нетрезвом состоянии, принято выделять следующие положения об администра­тивной ответственности, которая наступает в связи с наличи­ем жертв (без смертей) или в случае сокрытия с места проис­шествия, невыполнение законных требований должностных лиц, нежелание пройти освидетельствование на состояние опьянения (ст. ст. 12.8., 12.24., 12.26., 12.27. КоАП РФ) и т.д., а также положения об уголовной ответственности при нали­чии смертей (ст. ст. 264, 264.1 УК РФ). Возникают данные пра­вонарушения и преступления при нарушении водителями Постановления Правительства № 1090 от 1993г. «О правилах дорожного движения» (с соответствующими изменениями).

К вопросу об уголовной ответственности за совершение дорожно-транспортного происшествия в состоянии опьянения

В рамках настоящего исследования, автор наиболее под­робно остановится на анализе уголовно-правовой ответствен­ности за совершение ДТП в состоянии опьянения.

Современные реалии социального развития государства диктуют свои правила, которые должны отражаться и в при­нимаемых нормативных актах государства. Так, нормальное социальное развитие страны зависит от эффективного реше­ния задач, направленных, в частности, на повышение безопас­ности дорожного движения, а также снижение смертности в результате дорожно-транспортных происшествий. Вместе с тем, самостоятельной проблемой является также совер­шенствование нормативно-правовой базы, обеспечивающей безопасность дорожного движения, правовое регулирова­ние самих общественных отношений. В этой связи, уголов­но-правовая регламентация дорожно-транспортных проис­шествий совершенных нетрезвыми водителями направлена на снижение смертности при таких ДТП. Требование ст. 264 УК РФ основывается на недопустимости управления транс­портным средством, лицом в состоянии опьянения с целью недопустимости травматизма и смертности под угрозой уго­ловного наказания, предусматривающего, в том числе, и ли­шение свободы.

Как известно, ранее действовавшее законодательство не имело самоцелью столь сурового наказания, однако как спра­ведливо отметил Бохан А. П., «…возникновение аварийной ситуации в результате грубого нарушения правил дорожно­го движения со стороны нетрезвого водителя, не повлекшей наступление тяжких последствий в связи со своевременно­стью реакции иных участников дорожного движения, по сте­пени общественной опасности должно оцениваться наравне со степенью общественной опасности преступления, пред­усмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ.». Именно поэтому, а так­же высокий уровень сознательности законотворческих ини­циатив, привели к законодательному закреплению запрета на управление транспортным средством в нетрезвом виде. Осознание общественной опасности управления транспорт­ным средством в состоянии опьянения, а также нормативное обоснование под угрозой уголовного преследования, хоть и явилось средством воздействия на нарушителей, однако до сих пор самосознание граждан нашей страны находится под влиянием прошлого и страх понести административное на­казание, нежели уголовное, все же преобладает и не останав­ливает бездумные действия граждан и желание сесть за руль «под шафе».

Криминализация нарушения правил дорожного дви­жения связана с характером и степенью общественной опас­ности, достаточными для их криминализации. Вместе с тем, известно, что криминализации подвергается не сам факт управления транспортным средством лицом в состоянии опьянения вообще, а только повторное подобное поведение, то есть такое деяние, которое обладает повышенной обще­ственной опасностью.

Выделяют два критерия определения такой повышен­ной общественной опасности — это качественный и количе­ственный. Сторонники качественного способа определения степени общественной опасности считают, что она прису­ща исключительно преступлениям, поэтому другого рода правонарушения этим свойством обладать не могут. При­верженцы количественного способа, наоборот, считают, что общественная опасность присуща всем видам правонарушений. Данной точки зрения, придерживается и Конституци­онный суд РФ, и в своем Постановлении № 2-П от 10.02.2017г. установил, что «преступлению — в отличие от иных правона­рушений — должна быть присуща криминальная обществен­ная опасность».

Во многом соглашаясь со второй точкой зрения, автор приходит к выводу о том, что ужесточение и дальнейшая криминализация нарушения правил дорожного движения в состоянии опьянения, должна привести к полному отказу и невозможности применения к нарушителю мер админи­стративной ответственности. Фактически это означает ис­ключение данного деяния из административных проступ­ков и приравнивание данного деяния к преступлению, что само по себе будет являться достаточно действенным и будет предполагать применение к виновному мер уголовной ответ­ственности, нежели административного воздействия.

Таким образом, абсолютная криминализация норм правил дорожного движения, запрещающих управление транспортным средством в состоянии опьянения, возымеет необходимый и должный успех в борьбе с безопасностью до­рожного движения на дорогах нашей страны и позволит бо­лее качественно применять установленные нормы, поскольку определить степень общественной опасности при дорожно­транспортных происшествиях на местах порой бывает до­статочно сложно, поскольку подобная норма, оставляет воз­можность нарушителю избежать более сурового наказания, нежели содеянное (особый общественный статус нарушите­ля и пострадавшего, коррупционная составляющая, неспо­собность правильно среагировать должностного лица ответ­ственного за безопасность дорожного движения и т.д.).

Подводя некий итог, следует указать на то, что, несмотря на указания высших судов и гражданских инициатив о необ­ходимости полной криминализации дорожно-транспорт­ных происшествий совершенных в состоянии опьянения, определение степени общественной опасности совершения дорожно-транспортного происшествия, на сегодняшний день является приоритетом при назначении соответствую­щего вида наказания: уголовного или административного.

ЖИЛОВА Марьяна Владимировна
Государственный инспектор дорожного движения межрайонного отдела экзаменации, технического надзора и регистрации автомототранспортных средств № 2 МВД по Кабардино­Балкарской Республике, старший лейтенант полиции