Упрощенная процедура банкротства

Исследования института финансовой несостоятельно­сти физических лиц достаточно разнообразны, и отличаются многообразием мнений о функционировании данного ин­ститута, правовом статусе субъектов, вовлеченных в процесс банкротства. В частности, Россия совсем недавно стала от­крыто использовать положительный опыт зарубежных стран в данной сфере, в результате чего, формирование в отече­ственном правопорядке такого института стало возможным только в 2015 году, и то после того, как количество должни­ков в стране достигло угрожающей цифры. Законодателю, в данном случае, учитывая уже имеющийся опыт других госу­дарств, требовалось только детализировать процессуальные особенности его применения в российских реалиях.

Сравнительный анализ процедуры банкротства граждан на примере России и стран Европы: основания, процессуальные особенности, последствия

Большая часть разночтений в сфере правового регули­рования банкротства зависимо формируется за счет того, что в разных странах законодатели слишком субъективно смотрят на практичность его развития, при этом по-своему определяя детерминантную основу его использования, а так­же последствия такого использования, прежде всего, не толь­ко для тех, кто таким образом пытается разрешить вопросы личной материальной выгоды, но и для экономики в целом. В этой связи, пока еще никому не удалось сформировать единственно верное представление о работе институтов бан­кротства физических лиц, и это, несмотря на ясную схожесть принципов данного института с теми, которые используются при банкротстве лиц юридических.

К примеру, как верно подмечено И.Ю. Загоруйко, при­чиной введения данного института в большинстве стран стало именно эмпирическое представление о заведомой не­устойчивости любой экономики в целом, вне зависимости от её состояния на момент оценки. Поэтому, вполне логично, что в странах Европы с самыми развитыми экономическими программами, данный вопрос выстраивали вне зависимости от позитивных тенденций их внедрения и развития. Кроме того, опыт использования различных социально-экономиче­ских проектов показал, что вопросы развития кредитования населения, как одной из преимущественно доступных моде­лей финансового обеспечения, могут оказывать влияние и на другие макроэкономические показатели, а следовательно, возможность невозврата кредита должна учитываться в эко­номической стратегии изначально.

Определяя сущность банкротства как социального яв­ления, нужно отметить, что в мировой практике значимость данного института, всегда зависела от представления об ис­тинных возможностях субъекта договорных отношений, а также его социального статуса. К примеру, во Франции тож­дественным российскому пониманию «банкротство физи­ческих лиц» является выражение «cessation des paiements», определяющее состояние лица, неспособного платить по долгам в виду отсутствия свободных средств. Указывая на по­зицию в англо-саксонской системе права, в частности, выра­ботанную в Англии, такое лицо может признаваться несосто­ятельным, когда оно не располагает достаточными активами для выполнения обязательств, и, если оно не может вносить платежи в указанные соглашением сроки.

К примеру, на первый взгляд, отличительной особенно­стью подхода законодателя Великобритании к работе инсти­тута банкротства физических лиц, является гуманность: уже после установления факта неплатежеспособности должник не несет каких-либо исключительных обременений и даже может жить без особых ограничений, имея при этом возмож­ность выступать в качестве субъекта договорных отношений с любой кредитной организацией, в том числе и в вопросах займа. Вместе с тем, законодательство о банкротстве физи­ческих лиц в данной стране продолжает оставаться «прокре­диторским», последовательно ставя должника в положение выгодное для использования его имущества со стороны кре­дитора. Первоисточником Великобритании в вопросах при­знания несостоятельности физических лиц, является закон «О несостоятельности и банкротстве», принятый еще в 1914 году и претерпевший многочисленные изменения. В насто­ящее время в указанный закон внесены изменения, он пере­именован в Закон «О восстановлении».

Основной же отличительной особенностью английского законодательства от всех остальных стран является диффе­ренциация, определяющая последствия использования бан­кротства в зависимости от предмета деятельности должника и иных обстоятельств, в том числе и в части суммы, которая в данном случае может быть разной в зависимости от социаль­ного положения гражданина.

Если касаться процессуальных аспектов, то в Великобри­тании, так же, как и в России, процедура банкротства может быть инициирована путем подачи соответствующего заявле­ния. С учетом того, что круг субъектов банкротства физиче­ских лиц в Великобритании достаточно широк, правом на подачу такого заявления обладают не только сами должники или непосредственно кредиторы (уполномоченные органы), как это, к примеру, указано в нашем законодательстве, но и иные лица, чьи интересы уже затронуты невыполненными обязательствами, или могут быть затронуты последующим банкротством (государственные органы, суд, клерк суда ма­гистрата, а в исключительных случаях, «ликвидаторы»). Отдельный акцент нужно сделать на том, что дела по бан­кротстве граждан в данной стране, входят в юрисдикцию спе­циальных судов, а не арбитражных, как это принято в России. Кроме этого, интересным представляется то, что в отдельных случаях, указанных в законе, у должника возникает обязан­ность подать соответствующее заявление о банкротстве, по­скольку таким образом могут быть полноценно защищены интересы кредитной организации.

Еще одной характерной чертой в данном вопросе пред­ставляется возможность назначения управляющего имуще­ством должника до того, как судом будет принято решение об открытии самого дела о банкротстве. При этом гражда­нин, который потенциально рассматривается как банкрот, даже после принятия данного решения может принимать меры к отчуждению собственного имущества, при условии, что собственником такого имущества являются и другие лица, к примеру, члены семьи.

В свою очередь, в России значимым отличием от законо­дательства Великобритании является то, что при подаче за­явлений о банкротстве, при условии, что инициатором бан­кротства является сам должник, последний обязан внести на депозит определенную сумму денег, которая впоследствии пойдет на оплату услуг финансового управляющего (ч. 4 ст. 213.4 Федерального закона от 26.10.2002 года № 127).

Между тем, в Великобритании, обязательным условием для признания гражданина несостоятельным будет являться наличие просрочки платежа сроком не менее трех недель. Отдельным условием может выступать наличие просрочен­ного исполнительного производства. Для сравнения, в Рос­сии основными условиями являются: сумма долга не менее 500 тысяч рублей, а также просрочки платежа, которая долж­на превышать более трех месяцев (ч. 2 ст. 213.3 Федерального закона от 26.10.2002 года № 127).

Несколько другим подходом в реализации права на бан­кротство со стороны гражданина отличается законодатель­ство Федеративной республики Германия. Здесь основным источником, определяющим права и обязанности участни­ков подобной процедуры, является специальный закон – «Insolvenzordnung» (далее по тексту – InsO), которым пред­усмотрена не только возможность признания гражданина несостоятельным, как потребителя, но и освобождения его от остатка долга.

Так, одним из этапов, как и в остальных странах, пред­ставляется процедура подачи заявления о банкротстве. Со­гласно положениям вышеуказанного закона такое заявление может быть подано вместе с другим – заявлением о введении процедуры несостоятельности, позволяющей приостановить все выплаты по имеющимся долгам до принятия соответ­ствующего решения суда (абзац 1 § 287 InsO). Нужно заме­тить, что процедура банкротства гражданина не может быть реализована, если у должника нет для этого достаточного имущества (§ 26, 207 InsO), и что, по логике данного закона, не позволяет реализовать индивидуальное право должни­ка на списание непокрытой таким имуществом оставшейся части долга. Такая возможность является исключительною особенностью законодательства Германии в этом вопросе, и поэтому, в основу такого решения всегда ложится необходи­мость вынесения отдельного судебного акта.

Важно знать, что данное право по своей природе носит диспозитивный характер и, в силу положений вышеуказан­ного нормативного источника, может и не применяться, если сам должник на этом не настаивает. В то же время, данное право, в случае его заявления, имеет место распространения на всех кредиторов, как заявивших о своих притязаниях на имущество должника, так и не предъявляющих вообще ни каких требований (абзац 1 § 301 InsO).

Таким образом, в законодательстве ФРГ введена в дей­ствие процедура освобождения от долга, но только в его части. Условием реализации такого права является обяза­тельное функционирование доверительного управляюще­го, который ежегодно производит расчет с кредиторами, учитывая необходимость освобождения от уплаты долгов в дальнейшем исключительно на основании возмещения всех судебных расходов, а также части долга. Если сравнивать по­ложения германского законодательства с российскими нор­мами в этом аспекте, то здесь позиции законодателя можно считать несколько схожими. В соответствии со ст. 213.28 Фе­дерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)», арбитражный суд может вынести решение о несостоятельно­сти гражданина только по итогам рассмотрения отчёта о ре­зультатах реализации его имущества гражданина, и только после завершения указанных расчётов гражданин, признан­ный несостоятельным, освобождается от дальнейшего испол­нения обязательств.

Обращая внимание на последствия, которыми, как пра­вило, сопровождается банкротство гражданина, то здесь у ряда стран Европы имеются достаточно жесткие правила, которыми такие последствия могут сопровождаться не толь­ко определенные ограничения, но прямые запреты на осу­ществление, к примеру, предпринимательской деятельности на основании периода времени, установленного по решению суда. В частности, во Франции и Испании к таким послед­ствиям относятся прямые ограничения в реализации некото­рых гражданских прав (избирательные права, право на пере­движение по территории, право на занятие определенной должности на государственной службе). В Великобритании должник уже не сможет стать членом различных юридиче­ских организаций, быть конкурсным управляющим, или, к примеру работать агентом по недвижимости, а также яв­ляться брокером или руководителем коммерческой органи­зации. Отдельные страны, такие как Португалия вносят та­ких «банкротов» в черный список, в результате чего, у него могут сложиться трудности с получением кредита на протя­жении долгого периода времени. Сравнивая вышеуказанные последствия с отечественным законодательством, отметим, что Федеральный закон РФ «О несостоятельности (банкрот­стве)» также устанавливает определенные ограничения к гражданину банкроту, а именно в течение пяти лет гражда­нин не может получать кредиты и займы без указания факта банкротства. Также, российским законодательством установ­лен запрет на замещение физическим лицом, признанным банкротом руководящих должностей в органах управления юридических лиц в течение трех лет после признания факта банкротства.

Проведя сравнительный анализ между положениями законодательства о банкротстве физических лиц в некоторых странах Европы и России, мы можем сказать, что законода­тельство отдельных европейских государств отличается до­статочным разнообразием и прогрессивностью взглядов на данный вопрос. Однако, утверждать, что законодательные меры, предпринятые европейскими коллегами в вопросах банкротства, более совершенны, чем отечественные, нельзя.

Относить различия в данном направлении к противоречиям не корректно, так как история развития института банкрот­ства физических лиц носит в европейских странах более дол­гий характер. Более того, современная экономическая конъ­юнктура в вышеуказанных странах разнообразна и потому подходы в вопросе определения роли банкротства, как спосо­ба списания долгов с гражданина, не везде, в настоящее вре­мя, могут восприниматься позитивным для экономики. Вме­сте с тем, мы убеждены, что отечественное законодательство имеет большой потенциал к совершенствованию, поскольку действие данного института в нашей стране пока носит еще пробный, до конца еще не востребованный, характер.

НЕДОВА Наталья Сергеевна
кандидат юридических наук, доцент кафедры экономической теории и менеджмента Российской открытой академии транспорта (МИИТ)